Информационно-образовательный центр «Гуманитарная книга»
Книжная лавка «У Кентавра»
 



Каталог

Элемент не найден!

Почтовый адрес:

г. Москва,
Миусская пл., д.6,
РГГУ,
ИОЦ «Гуманитарная книга»




Новости

Рецензия на книгу Валерии Пустовой "Толстая критика"

14.11.2012

Современные российские критики делятся на тех, кто в основном пишет рецензии и на тех, кто в основном занимается теоретизированием. Валерия Пустовая принадлежит ко вторым: в своих статьях она стремится к выводам о состоянии литературы как целого. В последние годы значительную известность получила группа "ПоПуГан", в которую вместе с Пустовой входят критики Елена Погорелая и Алиса Ганиева; занимаются эти очаровательные девушки различными литературными играми, по ходу выясняя у своих героев что-то важное об их писательской позиции и мастерстве. "Толстая критика" же - книга предельно серьезная; название ее связано не только с тем, что все напечатанные здесь статьи ранее публиковались в "толстых" журналах, но и с тем, что 400-страничный том критических статей - редкость.

Главнейший прием Пустовой - обобщение ("Российская проза в актуальных обобщениях" - подзаголовок книги; сборник "просто рецензий" Кирилла Кобрина поначалу вызывает у Пустовой недоумение). Ради обобщения критик часто занимается "сближением далековатых": материалом для одной статьи могут служить столь разные писатели, как Сергей Гандлевский, Владимир Маканин, Роман Сенчин и Илья Кочергин или, в другом случае, Макс Фрай, Марина Вишневецкая, Александр Кабаков и Денис Осокин. Знаменательная черта книги - четко прослеживаемая эволюция молодого критика: статьи 2004 и 2011 года писали две разных Валерии Пустовых (если для первой повесть Сенчина - "уже не реанимация, а морозильная камера морга", то вторая относится к тому же писателю значительно мягче. Впрочем "небоязнь" быть резкой, метафоричность и непартийность - еще три важных черты Пустовой). Повторная публикация некоторых ранних статей, например, "Манифеста новой жизни", оправдана желанием показать эту самую эволюцию: "ранняя" Пустовая - ярче и громче (чего стоит один разнос Виктора Ерофеева), "поздняя" - глубже и обоснованней. "Ранняя" запомнилась как один из провозвестников нового реализма, всеохватного литературного движения, в котором толком мало кто что-либо понял, "Нынешняя" - как и ее коллега Ганиева - относится к этому явлению критически и пытается его "переизобрести". "Ранняя" полагает, что ей открыта новая историософская концепция, "Нынешняя" занята ее настоящим поиском. Статьи этой книги, объединенные в концептуальные разделы, требуют большого разговора, напрашиваются на серьезный спор. Увы, все это мы здесь не можем затеять - но на книгу Пустовой рекомендуем обратить внимание.

Детство гораздо более драматичное духовное состояние, чем принято думать и в песнях распевать. И главный его соблазн - продлить детство пожизненно, так и не решиться проявить себя, перевести детсикй опыт послушания в пожизненное малодушие не-самости.

Лев Оборин, Газета "Аудитория" (РГГУ) № 79 (октябрь)




Новости


Блог