"Издательский центр РГГУ"
 



Каталог

Элемент не найден!

Почтовый адрес:

г. Москва,
Миусская пл., д.6,
РГГУ,
ИОЦ «Гуманитарная книга»




Новости

Рецензия на книгу "Возможна ли женщине мертвой хвала?..": Воспоминания и стихи Ольги Ваксель"

28.02.2013

Ольга Ваксель, как подчеркивают авторы предисловий к этой книге, до недавнего времени была известна читателям только как подруга и адресат нескольких любовных стихотворений Осипа Мандельштама. Первая строка самого известного из них стала заглавием книги. Однако теперь в поле зрения филологов Александра Ласкина (автора повести о Ваксель), Павла Нерлера, Ирины Ивановой и Елены Чуриловой попали воспоминания Ольги, любовно сбереженные ее сыном - Арсением Смольевским. Довольно быстро выясняется, что Мандельштам в короткой жизни этой женщины (Ваксель родилась в 1903 году, покончила с собой в 1932-м, исполнив собственное пожелание "жить только до тридцати") занимал не такое уж большое место: первую встречу с ним в Коктебеле она даже специально не фиксирует, просто пишет, что в то время в доме Волошина жило "несколько поэтов". Далее мы узнаем нелицеприятные подробности о Мандельштаме и его жене (Надежда Яковлевна в старости недаром прямо-таки охоталсь за этими мемуарами). "Муж [Мандельштам - Л.О.] мне не был нужен, ни в какой степени. Я очень уважала его как поэта, но как человек он был довольно слаб и лжив". Основную же часть книги составляют воспоминания Ваксель о ее жизни - от счастливого детства (сад в Гатчине, случайная встреча с императором, друзья и подруги) до последних лет: развод с нелюбимым первым мужем, неумные и скандальные мужчины вокруг, постоянные разъезды, ребенок, оставленный на попечение бабушке. При этом бывало и другое - веселое, хотя всегда немного отчаянное.

Павел Нерлер отмечает: то, что пробуждает интерес к Ольге Ваксель, - ее "гений жизнетворчества", "потрясающий вкус, находчивость, шарм, искренность..." Несмотря на это, воспоминания Ваксель - зачастую чтение не слишком приятное. И дело не в откровенности мемуаристки, которая не стеснялась писать о самых интимных вещах, а в том, что в тексте чувствуется то непонимание, которое окружало ее всю жизнь; даже брак с любимым человеком - норвежским дипломатом Христианом Иргенс-Вистендалем, как мы узнаем уже не из мемуаров, добром не закончился. Перед читателем предстает трагическая жизнь человека, ранее упоминавщегося в основном в примечаниях: как будто желая компенсировать это, Елена Чурилова дает к тексту огромный, местами даже избыточный, комментарий.

А еще здесь есть стихи. Составители пишут, что Ваксель не была сколько-нибудь выдающимся поэтом. Она несвободна от лирических штампов, явно тяготеет к акмеистической "прозрачности", но притом демонстрирует уверенное владение разными формами. Можно сказать, что это стихи "общекультурные", написанные вследствие образованности и вращения в литературных кругах; но здесь встречаются вещи совершенно законченные, со строками по-настоящему сильными:

Не подчиняясь вдохновенью,
Его не жду, но снова вдруг
Его мучительные звенья
Меня замкнули в узкий круг.
И все чернее ночи холод,
Я так живу, о счастье помня, 
И, если вдохновенье - молот,
Моя душа - каменоломня.

Лев Оборин, Газета "Аудитория" (РГГУ)




Новости


Блог