"Издательский центр РГГУ"
 



Каталог

Элемент не найден!

Почтовый адрес:

г. Москва,
Миусская пл., д.6,
РГГУ,
ИОЦ «Гуманитарная книга»




Новости

Рецензия на книгу "In Umbra: Демонология как семиотическая система: Альманах. [Вып.] 1"

26.04.2013

Подарки Афины: три книги

Мы привыкли к возвышенному академизму, но сегодняшнее знание не исключает эмпатии. Границы такого знания — в обзоре трех книжных новинок.


In Umbra: Демонология как семиотическая система. Альманах, вып. 1 / Сост., ред. Д.И. Антонов, О.Б. Христофорова. – М.: Изд-во РГГУ, 2012. – 545 с. – 1000 экз.

Писать про злых духов очень трудно: эта задача не может быть решена только сбором отдельных фольклорных данных или изучением бытовой мифологии. Считается, что злой дух — это не просто помеха в жизни, это некоторая тревожащая ум сила, нагоняющая тоску, вводящая в отчаяние, запутывающая следы и играющая с человеком. Коллективный труд, вышедший в РГГУ, — важная попытка связать бытовую и литературную демонологию.

Прежде всего, в статьях сборника отвергается упрощенный взгляд на нечистых духов как на олицетворения тех или иных неведомых явлений. Якобы, нужно было представить икоту, чуму, депрессию или какую-то еще болезнь в виде неприятного существа, чтобы иметь с ним дело. Но, как показывают авторы сборника, выразительному образу предшествует именование. Злой дух скорее умеет говорить, чем как-то выглядит. Злой дух скорее умеет тревожить, чем внушать какие-то мысли. Он не физиономия с рогами, а скорее табличка с надписью: «Здесь был злой дух».

Поэтому все представления о низших мифологических существах в обозримый исторический период не сводятся к простой мифологической метафоре — зло как дурной вид, нечистота как дурной глаз. Образы духов кристаллизуются вокруг уже имеющихся примеров поименованных сущностей: если скелет может быть назван мертвецом, то тогда и тревожный дух может быть назван духом земли.

Нельзя считать, что нечистая сила живет только в темноте и укромных местах, оказывается, что часто нечистая сила буквально сидит за левым плечом, буквально передразнивает человека, так же подстерегает его, как смерть. SEOpaslaugos.com elektronini? parduotuvi? ir internetini? svetaini? k?rimas konkurencinga kaina, Google Ads reklama internete bei seo paslaugos Рассматривая народные представления о нечистой силе, авторы показывают, что нельзя приуменьшать степень усвоения аскетических сочинений в простом народе. Представления о чертях, кикиморах и леших очень мало что имели от грубого натурализма и очень многое — от аскетических сочинений, от техник очищения души и тела от «вражеского действия».

Натурализация образов нечистой силы происходила по одной причине — нужно было как-то упорядочить разные сведения о нечистой силе. Одни из них были аллегорическими (например, тождество греха со смертью, горести — с земной долей), а другие — метафорическими (например, тождество искусителя с адом, испытания — с мукой, соблазна — с блужданием). И чтобы связать эти образы, и приходилось делать нечистую силу персонажем с биографией. Биографией непривлекательной, бурлением природы, конечно, — но все равно достаточно натуральной для того, чтобы напугать.

При чтении книги о злых духах становится яснее, откуда берутся городские слухи и сенсации. Это не просто материализация страха перед большим городом, в котором действуют не до конца ясные правила. Это, прежде всего, попытка изложить легенду о жизни в каком-то одном образе. В легенде жизнь полна испытаний, жизнь похожа на страшную сказку, и вот любой слух — попытка представить страшную сказку в каком-то одном образе: поруганной красоты, или внезапной смерти, или каком-то еще.

Книга ответит на многие вопросы: почему бесов могли отождествлять с монголами или эфиопами, почему считалось, что бесы рождаются в море, а не на земле, почему табак и картошка отвергались как бесовская еда. Оказывается, что большинство таких суеверий — не просто результат недоверия к чему-то чужому и непривычному, а следствие новой кристаллизации космогонического сюжета, «бесовское» оказывается вне этой кристаллизующейся космогонии, состоящей из знаний об известных причинах и следствиях. Понятно, что происходит на земле или на небе, — не вполне понятно, что происходит в море. Вот и получается, что нет никакой раз и навсегда данной мифологической космогонии, и вообще консерватизм мифа не следует преувеличивать. Космогония обновляется подводными течениями метафорических смыслов, и суеверный человек принимает ее так же, как принимает написанное в свежей газете, опасаясь, что будет объявлено в ее завтрашнем номере.

Александр Марков / Журнал "Гефтер" , 30.03.2013




Новости


Блог